Почему «Сапфир-2» не смог повторить подвиг «Электрона»

Если вам ни о чем не говорит название судна «Электрон», рекомендуем к прочтению статью в журнале «Поморская столица» — «Русский бунт капитана Яранцева». Яранцев, комментируя историю с «Сапфиром-2», сказал буквально: «Ему ни в коем случае нельзя было сдаваться и соглашаться идти за норвежцами. Следовало связаться со всеми российскими кораблями, находящимися в зоне, и звать на помощь. Наши корабли могли их догнать и остановить, пока они не вошли в норвежские территориальные воды».

Почему же капитан «Сапфира-2» Писаренко не повторил подвиг Яранцева? Мы попытались выяснить этот вопрос, который повлек за собой и ряд других.

Почему «Сапфир-2» не ушел в Россию?

Дело в том, что судно не растаможено. Оно ходит под Российским флагом, но ни разу не было в Российских портах. Если бы капитан принял решение последовать примеру «Электрона», «Сапфир-2» был бы немедленно задержан, а владельцам пришлось бы заплатить немалые деньги, в том числе пошлины и штрафы. Норвежский штраф за сброшенную в море рыбу в сравнении с этим – копейки.

Кому принадлежит «Сапфир-2»?

В прессе судно приписывали фирме «Содружество-плюс», «Рыбпроминвестхолдингу». Кроме того, владельцем судна назывались и рыболовецкие колхозы – Рыбакколхозсоюз Архангельской области, председателем которого является один из партийных боссов «Единой России» Андрей Заика. Еще совсем недавно судном владел «Траловый флот-3», затем оно принадлежало одной из офшорных компаний на Кипре, около четырех раз судно находилось в ипотеке в Норвегии. Сегодня оно действительно принадлежит рыбакколхозам.

Сколько стоит «Сапфир-2»?

Судно несколько раз переплачено самими колхозами, и его стоимость для них, благодаря умелым финансовым операциям, в конечном итоге выше в два раза. По оценкам экспертов колхозы заплатили за судно дважды по два миллиона долларов, в то время как стоимость аналогичного судна колеблется в районе двух миллионов долларов. Но «Сапфиру-2» уже более 40 лет и через год-два его собираются отправить на металлолом.

Что такое «Сапфир-2»?

Интересно, что «Сапфир-2» представляет собой не просто рыболовецкое судно, а целый плавучий завод, на борту которого можно изготовлять филе и костную муку. Для нормальной работы судна, необходим объем квоты не менее 10 тысяч тонн в год трески и пикши. Рыба вылавливается и продается на мировом рынке. Вплоть до итальянских ресторанов. На российский рынок приходит в основном костная мука и печень, которые не интересуют европейского потребителя.

На кого работает «Сапфир-2»?

Как и рыболовецкие колхозы, фактически «Сапфир-2» работает на группу, которую еще по старой памяти называют «группой норвежских компаний» — Ocean Trawlers. Но норвежские власти, окрестившие этот бизнес «рыбной мафией», в 2003-2004 годах выдавили его со своего рыбного рынка, после чего одному из боссов – господину Орлову Виталию Петровичу – пришлось перебраться в Лондон. А председателю Рыбакколхозсоюза Андрею Заике сегодня не выгодно углубляться в подробности жизни колхозов, поэтому он всячески обходит тему квот на треску и пикшу, акцентируя внимание на валке леса и разведении племенных бычков и дойке молока.

P.S.: Согласно договору о совместной деятельности ЗАО «Содружество-плюс» ведет дела колхозов. А именно эксплуатирует судно колхозов (М-0338 «Сапфир — II»), вылавливает квоту колхозов, выпускает продукцию, продает ее и распределяет деньги. То есть делает ровно то, что колхозы, по идее, могут делать сами. Кто решил однажды, что колхозы сами работать не смогут?
Учредителем ЗАО «Содружество-плюс» является ЗАО «Рыбпроминвест Холдинг», учредителем последнего являются два физических лица – Владимир Григорьев и Виталий Орлов – основной акционер. Орлов, уже бывший одним из героев наших материалов является также учредителем (владеет 76% акций этой компании) основного кредитора колхозов — ЗАО «Атлантик-Ресурс». На наш взгляд, эта нехитрая цепочка в очередной раз показывает нам, что деньги колхозов гуляют по кругу, оседая где угодно, но только не в самих колхозах.

1 комм. для “Почему «Сапфир-2» не смог повторить подвиг «Электрона»”

  1. Орлов и Тугушев снова активизируются

    Мурманский холдинг «Карат»: сделка за 50 миллионов долларов

    Как стало известно «Ъ», рыбопромышленный холдинг «Карат» из Мурманска приобрел приморскую рыболовную компанию ЗАО «Ролиз». Сумма сделки составила 50 миллионов долларов.
    Эксперты предполагают возможную продажу в скором времени еще одной крупной рыбопромышленной компании – ОАО НБАМР, оценивая ее в 300 миллионов долларов. По мнению аналитиков, таким образом рыбопромышленники активно выводят дивиденды, а реальными покупателями рыбопромышленных компаний являются иностранные инвесторы, которые уже давно проявляют интерес к этой отрасли.

    О том, что в конце июня была совершена сделка по продаже приморской рыбопромышленной компании «Ролиз», сообщил «Ъ» источник, близкий к руководству компании. По его словам, покупателем выступил рыбопромышленный холдинг «Карат» в лице ее владельцев – бывшего заместителя Госкомрыболовства Александра Тугушева и владельца норвежской компании Ocean Trawlers, гражданина Швейцарии Виталия Орлова. «Сделка была оформлена 28 июня. «Ролиз» продали за 50 миллионов долларов, что на 30% выше предполагаемой первоначальной стоимости. Компания имеет три рыболовных судна и 22 тыс. тонн минтаевой квоты (выручка – 30 – 32 миллиона долларов, EBITDA – 8 – 9 миллионов долларов, чистая прибыль – 5 – 5,5 миллиона долларов)», – сообщил источник. Директор ЗАО «Ролиз» Вячеслав Андрейкин от комментариев отказался, пояснив, что распространять информацию относительно сделки вправе только члены совета директоров. Вице-президент «Карата» Александр Тугушев в свою очередь информацию о покупке дальневосточной рыбопромышленной компании не подтвердил и не опроверг. С Виталием Орловым связаться не удалось.

    Дальневосточные рыбопромышленники в покупке ЗАО «Ролиз» группой «Карат» видят положительные перспективы в части выхода на европейские рынки. По словам президента Ассоциации добытчиков минтая (АДМ) Германа Зверева, Ocean Trawlers имеет положительный опыт сертификации промысла трески в Баренцевом море по стандартам MSC (Морского попечительского совета. – «Ъ»), а АДМ уже на протяжении нескольких лет пытается получить подобный сертификат. «УТФ и «Ролиз» – предприятия-члены АДМ. Все компании специализируются на промысле «белой» рыбы – трески, минтая. Ocean Trawlers получила сертификат MSC для всех своих судов на вылов трески в Баренцевом море. Поэтому мы рассчитываем на их поддержку», – сообщил «Ъ» президент АДМ. По его словам, это откроет предприятиям-членам АДМ выход на европейский рынок и позволит увеличить стоимость продукции примерно на 15%.

    Александр Тугушев родился 25 октября 1965 года в Рязани. В 1989 году окончил Мурманское высшее инженерное морское училище. Его сокурсником и другом был Виталий Орлов, ныне гражданин Швейцарии, владелец рыбного бизнеса в Норвегии. После окончания училища до 1990 года был помощником капитана судна в компании «Мурманский траловый флот». В 1990 – 1998 годах – сотрудник рыбопромышленных предприятий «Сигма», СП «Кона Интернейшнл», СП «Совинтрейд ЛТД», АОЗТ «Карат». В 1998 – 1999 годах – директор ЗАО «Мурманский траловый флот 3», входящего в концерн с одноименным названием. В 1999 – 2002 годах – вице-президент консорциума «Мурманский траловый флот». В 2002 – 2003 годах – президент «Мурманрыбпрома». 22 сентября 2003 года распоряжением Михаила Касьянова назначен заместителем председателя Госкомрыболовства (ГКР) России (председатель – Евгений Наздратенко), входил в коллегию ГКР.
    В конце 2003 года в ряде СМИ появилась информация об участии Тугушева в нелегальных схемах по выводу за рубеж доходов рыбной отрасли Архангельской области. Он якобы незаконно вмешивался в деятельность рыболовных компаний в интересах норвежской Ocean Trawlers, структуры холдинга Ocean Holding, одним из топ-менеджеров которой является Виталий Орлов. 18 марта 2004 года распоряжением правительства назначен председателем ликвидационной комиссии в Госкомрыболовстве в связи с его преобразованием в Федеральное агентство по рыболовству при Минсельхозе. По данным СМИ, является фактическим хозяином 10 крупных рыболовных компаний Северо-Запада России (Мурманская и Архангельская области и Республика Карелия) и двух крупных рыболовных компаний на Дальнем Востоке. Женат, воспитывает сына и дочь.
    Виталий Орлов на сегодняшний день является владельцем компании Ocean Trawlers, которая оперирует 16 рыболовными судами в северном бассейне, и дальневосточной компании УТФ (на Камчатке).

    Источник также сообщил о возможной продаже одной из старейших приморских компаний – ОАО «Находкинская база активного морского рыболовства» (НБАМР). Отметим, ранее и ЗАО «Ролиз» и ОАО «НБАМР» управлялись одной компаний – УК
    «БАМР», однако около года назад интересы акционеров разошлись и они разделились. «Последние два года руководство продавало, сдавало в аренду либо замораживало основные производственные фонды. Два года назад компания закрыла береговой завод, сократив более 150 рабочих мест. Затем закрыли базу технического обслуживания и уволили 460 работников. Из годовых отчетов видно, что вся прибыль направлялась в дивиденды, а не на развитие», – рассказал собеседник. По его словам, на очередном собрании акционеры приняли решение установить с 1 июня 2011 года ежемесячное вознаграждение каждому члену совета директоров в размере 120 тыс. рублей. Он добавил, что сейчас в компании работают эксперты-аудиторы, цель которых – оценка и предпродажная подготовка НБАМР.
    «Сегодня ведутся переговоры с корейскими инвесторами», – сказал собеседник. По оценкам специалистов, стоимость БАМРа при продаже может составить 300 – 350 миллионов долларов.

    Руководитель НБАМР Петр Савчук информацию о возможной продаже компании опроверг, заявив, что на данный момент «база готовится к выходу на IPO». «Наша цель – развитие компании. Сегодня акции БАМРа имеют хорошую цену», – заметил господин Савчук. Информацию о якобы «выкачивании» компании он объяснил оптимизацией процесса производства. «Компания работает стабильно, нерентабельные секторы закрыты, судоремонтное предприятие просто было сдано в аренду, модернизация необходимая производится: зачем откладывать прибыль? Совет директоров решил направить деньги в дивиденды», – сказал он. В то же время господин Савчук не смог уточнить, в какие проекты будут направлены средства, которые планируется привлечь от IPO.

    Уставный капитал АО «БАМР» составляет 119 819 тысяч рублей. Разделен на 1 996 985 обыкновенных и 665 661 привилегированную акцию номиналом 45 руб. 70,4849% (80,0399% обыкновенных) акций АО принадлежат ЗАО «Дальинвестгрупп» (Москва), 10,1057% (1,6335% обыкновенных) – ООО «Инвестиционная компания «СМАРТ» (Владивосток, 100% – «дочка» ОАО «БАМР»). Чистая прибыль
    БАМР в 2010 году по сравнению с 2009 годом сократилась на 11,6%, до 1 310 269 млн руб. (в 2011 году компания планирует получить 1430 млрд руб. прибыли). Выручка сократилась на 4%, до 4 689 730 млн рублей. В то же время вылов остался на прежнем уровне – 142,926 тыс. тонн.

    В Росрыболовстве информацию о продажах крупных дальневосточных компаний расценивают как подтверждение процесса активной консолидации и капитализации отрасли. Комментируя информацию о покупателях ЗАО «Ролиз» и возможных покупателях НБАМР, руководитель центра общественных связей Федерального агентства по рыболовству Александр Савельев отметил, что «если компанию приобретает иностранная группа, то, согласно законодательству, они должны получить согласование Правительства РФ». Впрочем, в Росрыболовстве не скрывают, что рыбная отрасль является «непрозрачной и крайне закрытой» и сделки купли-продажи компаний «зачастую совершаются через аффилированных лиц в теневом секторе».
    Эксперты подтверждают, что в последнее время владельцы рыбопромышленного бизнеса активно выводят дивиденды, в том числе привлекая для этого кредиты. «Скорее всего их цель – продать бизнес стратегическим инвесторам. Последними, вероятно, выступают иностранцы – это либо норвежцы, либо кто-то из стран АТР (КНДР, Южная Корея), которые уже давно проявляют интерес к этой отрасли», – предполагает генеральный директор аналитической компании «Восток-Инвест» Александр Ганджин. Аналитики также полагают, что выход на IPO дальневосточных рыбных компаний вряд ли возможен в ближайшей перспективе. «IPO – это полная прозрачность бизнеса, только в данном случае потенциальные инвесторы купят твои акции. Вся фискальная система в отношении рыбаков выстроена таким образом, что самая успешная компания сегодня может стать банкротом завтра. В непрогнозируемой ситуации вряд ли кто-либо купит себе миноритарный пакет», – говорит управляющий филиалом ОАО «Газпромбанк» во Владивостоке Дмитрий Гутников. С другой стороны, господин Гутников не видит необходимости рыбакам привлекать инвестиции за счет публичного размещения акций. По его мнению, им проще привлечь рублевый кредит в российских финансовых институтах. «Кредит под 8% годовых, при том что у нас ставка инфляции – 8%, означает, что для компании-заемщика он ничего стоить не будет. Продукция подорожает больше, чем рыбак банку выплатит процентов». С другой стороны, у рыбаков есть возможность привлекать теневые капиталы, и они активно пользуются этим инструментом, добавляет господин Гутников. Комментируя сделки по купле-продаже компаний, аналитик отметил, что «прозрачность финансовых потоков, операций и рыбный бизнес в России – пока что взаимоисключающие понятия, а потому реальные покупатели вряд ли станут известны широкой публике».

    Ответить

Добавить комментарий

Октябрь 2016
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
  1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31  

Редакция не несет ответственности за мнения и суждения авторов и комментаторов, а также может не разделять их мнение.
© 2010—2023 Информационно-публицистический портал Архангельской области "Двинская Земля"
Все права защищены.
При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на оригинал обязательна.
Копирование материалов без разрешения администрации сайта разрешено с гиперссылкой на источник.