Соловки — остров невезения

Печали и перспективы. Туроператоры на минувшей неделе посчитали-прослезились: российские отпускники вывезли за рубеж в прошлом году больше 26 миллиардов долларов, в то время как иностранные туристы потратили у нас в стране меньше 9 миллиардов.

Дисбаланс катастрофический. Потенциал для развития въездного и внутреннего туризма вроде бы всем очевиден: есть какими красотами полюбоваться, какие достопримечательности осмотреть и где подлечиться. Но не менее очевидны и проблемы: инфраструктура не развита, перелеты-переезды влетают в копеечку.

Да и тревожных новостей даже из культовых для туристов точек хватает: экологи, например, утверждают, что в зону бедствия превращаются знаменитые Соловки. Корреспондент НТВ Вадим Фефилов, прибыв на место, убедился, что не в одной только природоохранной сфере ситуация аховая и разруха не только в головах.

Два часа от берегов Карелии до Соловецкого архипелага, и тут из воды вырастает монастырь, который русские монахи построили 500 лет назад. В небольшом селе под монастырскими стенами в последнее время штормит, как в Белом море. Дом пенсионера Павлова совсем сгнил, и он вспоминает десяток глав администрации, которые приезжали на остров, чтобы немного поруководить и увольнялись.

Виктор Павлов, житель Соловецкого сельского поселения: «Где они? Где они — любители Соловков-то? Где они? Они же все всегда говорили: мы, да мы, да мы же за Соловки! Где они?»

Сам же Павлов долгие годы аккуратно платил деньги в бюджет за будущий капремонт, но в итоге получил единственную помощь от властей — ему выдали три листа шифера. Тогда крепкий пенсионер решил взяться за ремонт самостоятельно, но оказалось, что в двух шагах от памятника мирового значения личная инициатива наказуема и стройматериалов не найти.

Виктор Павлов: «Кто даст? Песок у нас брать нельзя на острове. Землю — нельзя. Камешек попробуй — нельзя взять!»

Действительно, буквально все вокруг на архипелаге находится и под охраной ЮНЕСКО, и российского государства. Даже монастырская стена толщиной в три метра, сложенная из многотонных камней, считается памятником мирового значения.

Олег Кодола, действительный член Русского географического общества: «Это одно из немногих мест в России, где мы можем наблюдать историю человечества за последние восемь тысяч лет фактически. С шестого тысячелетия Соловки освоены, следы древней стоянки людей, все это есть. 256 памятников архитектуры по этому архипелагу разбросано. Более тысячи памятников археологии».

Дом единственного на острове ветерана Великой Отечественной войны Николая Донцова — тоже памятник деревянного зодчества. Зданию 160 лет. В реестре Историко-архитектурного музея числится как экспонат. Здесь не было ни одного капитального ремонта, и старик с недавних пор перед сном стал надевать шапку-ушанку.

Николай Донцов, ветеран Великой Отечественной войны: «В одном месте на стене щит прибит. Поему? Я лежал рядом и почувствовал, что у меня волосы шевелятся. Оказывается, там штукатурка обвалилась. И оттуда ветер сквозь стены идет».

В таком состоянии большинство зданий уникального исторического места. Говоря бюрократическим языком, в населенном пункте ветхого жилья 80 процентов. Почти весь жилой фонд на архипелаге в Белом море — это тяжелое наследие Соловецкого лагеря особого назначения (СЛОН). Это или бараки заключенных, или дома, в которых жили их палачи и надсмотрщики.

Известно, что по крайней мере трое из бывших глав местной администрации — население их называет «мэрами» — обосновались вот в этих крепких просторных коттеджах из дефицитного здесь красного кирпича.

Олег Кодола, действительный член Русского географического общества: «Мы всех „мэров“ тут поголовно знаем. И так получилось, что возникали какие-то частные интересы у глав администраций. Но, в общем-то, все это решалось не на уровне реального решения проблем, а на уровне договоренности между собой. И население к этому привыкло просто-напросто».

Недавно избранного мэра Соловков Алексея Ефипова мы застали на встрече с очередным, уже пятым по счету, кандидатом в свои первые заместители. Он пытается показать потенциальному вице-мэру его будущее жилье — ветхая дверь дома отваливается.

Бывший офицер-ракетчик Виктор Буслаев приехал из Питера, прочитав в Интернете, что есть вакансия в соловецкие вице-мэры. Если Буслаева устроит его «новая» квартира и условия работы, ему придется решать все самые насущные вопросы — ЖКХ и «социалка». Но пока он и от собственного возможного жилья не в восторге.

Корреспондент: «Ну как дом?»
Виктор Буслаев: «Да п****ц, я бы сказал. Так уж вы там сами вставьте выражения, какие надо, на замену».

Сам мэр Ефипов снимает комнату в поселке за 15 тысяч рублей в месяц, но некоторое время назад объявил, что будет постоянно жить в палатке. По словам Ефипова, это не демарш, а просто своеобразный способ привлечь внимание к проблемам архипелага.

Алексей Ефипов, глава администрации муниципального образования «Сельское поселение Соловецкое»: «Здесь у меня будет стол, чтобы прием вести. В любое время житель может прийти ко мне и общаться со мной. Я ни от кого не закрываюсь, никаких проблем в этом нет».

Наутро уже в своем рабочем кабинете Ефипов рассказывает, что озвученная недавно в правительстве цифра в 11 миллиардов рублей, которые вроде бы планируется выделить на масштабную реконструкцию Соловков, его пугает.

Алексей Ефипов: «Хотелось бы вместе с этими деньгами увидеть и представителей федеральных структур, которые и контролировали бы эти деньги, чтобы они не обрушились на нас, на наше поселение, чтобы избежать… Ну, не хотелось бы сидеть за эти деньги!»

Список того, что здесь надо делать, огромен. Почти все дома построены на болотах, раньше монахи здесь бруснику собирали. И нельзя сказать, что Соловки не ремонтировались вовсе. Пару лет назад под уходящий под землю дом муниципальные строители подсунули бочки, забитые камнями, закрыли подвал шифером и таким образом оприходовали почти полмиллиона рублей.

Любовь Головань, жительница Соловецкого сельского поселения: «Вот на мой взгляд, как инженера-строителя, эта работа 400 тысяч не стоит».

Любовь Головань приехала на остров в 1987-м — по путевке компартии строить на острове элитный поселок. Но тут грянула перестройка, проект закрыли, а она, как и многие молодые специалисты тех лет, по разным житейским причинам из командированной превратилась в островитянку.

Любовь Головань: «Когда забивалась канализация, то наши сантехники элементарно ее ремонтировали — пробивали насквозь трубу, и вся канализация текла под дом. Поэтому дома сейчас все и „пляшут“».

Когда местные жители слышат, как экскурсоводы очередной группе туристов рассказывают, что «все здесь, на Соловках, буквально дышит древней историей» они поневоле начинают грустно улыбаться. На острове-музее мирового значения, где каждое лето живут 50 тысяч паломников и туристов, нет центральной канализации и очистных сооружений.

Олег Кодола, действительный член Русского географического общества: «Все наше, простите, сливается прямо в бухту. Многие думают, что так пахнут водоросли, но мы-то точно знаем, что так пахнет».

Дорогостоящие очистные сооружения не были достроены в 1990 году. «Оставалось совсем чуть-чуть», — подтверждает бывший руководитель Соловецкого ЖКХ Донцова. Уже были готовы к вводу в строй и насосная станция, и напорный коллектор, и отстойники, и даже котельная. Всё, кроме крыши.

Наталья Донцова, бывший руководитель ЖКХ администрации муниципального образования «Сельского поселения Соловецкое»: «Возник вопрос, что кровля здания будет закрывать вид монастыря с моря. Решение этого вопроса было приостановлено. А сейчас вы можете посмотреть, что осталось от очистных сооружений».

Сейчас уже вряд ли возможно отыскать чиновников, принявших решение, вследствие которого очистные растащили на металлолом, а в бухте давно перестали ловить знаменитую беломорскую селедку. Название Бухты Благополучия уже давно, как насмешка. Из-за резкого повышения биогенных веществ, проще говоря многотонных хозфекальных масс, море сильно цветет.

Надежда Черенкова, заведующая Соловецким филиалом Биологической станции МГУ им. М. В. Ломоносова: «Это мертвая зона абсолютно. По объективным показателям все становится хуже и хуже. В настоящее время ликвидирована природоохранная структура, ее не существует. В свое время я возглавляла районный Комитет по охране природы Соловецкого района. Его тоже не существует. То есть нет госинспекции, никакого контроля».

Нагрузка на хрупкую северную природу растет — туристов и паломников на северных островах с каждым годом становится все больше.

«Сниму комнату на весь июль, даже без удобств, дорого» — такие объявления сплошь и рядом. И даже появившиеся гостиницы по обе стороны Белого моря — и на архипелаге, и на материке — с ценой от 5 до 11 тысяч рублей за номер не удовлетворяют всего огромного спроса на посещение святых мест.

По некоторым подсчетам, доходы разных компаний и агентств от этого бизнеса могут быть от полумиллиарда до миллиарда рублей за летний сезон. Большая часть денег остается на материке, меньшая — у соловецких частников. Таким образом, большая деревянная ложка с налогами проносится мимо самих Соловков.

http://ip.ntv.ru/news/26327/

Добавить комментарий

Октябрь 2016
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
  1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31  

Редакция не несет ответственности за мнения и суждения авторов и комментаторов, а также может не разделять их мнение.
© 2010—2023 Информационно-публицистический портал Архангельской области "Двинская Земля"
Все права защищены.
При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на оригинал обязательна.
Копирование материалов без разрешения администрации сайта разрешено с гиперссылкой на источник.